Вич когда будет побежден

Вич когда будет побежден

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Победить СПИД к 2030 году – такую цель поставили себе участники 9-й Международной конференции по борьбе со СПИДом, прошедшей в Париже. На протяжении четырех дней учёные и врачи обсуждали новые методы терапии, влияние политики на науку и удивительные случаи исцеления от болезни.

В парижском Дворце конгрессов прошла крупнейшая в мире научная конференция по борьбе с ВИЧ-инфекцией и СПИДом. Более 6000 тысяч врачей, ученых и исследователей со всего мира.

Сейчас все обсуждают революцию в антиретровирусной терапии. Вместо ежедневного приема таблеток она позволяет живущим с ВИЧ делать инъекцию нового препарата всего раз в один-два месяца. Исследование, проведенное в 50 центрах по всему миру доказало: для 84% пациентов этого оказалось достаточно для подавления вируса.

Другая новость конференции – ученые установили, что новые методы борьбы с раком действуют и против вируса иммунодефицита человека.

“В последние годы мы установили связь между устойчивостью вируса к терапии и опухолевыми клетками. Теперь нужно пробовать применять новые способы лечения рака для борьбы с ВИЧ-инфекцией – в первую очередь на пациентах, принимающих антиретровирусную терапию и у которых, к сожалению, развивается рак. Таковы данные исследований в США, Франции и Австралии”, – объясняет первооткрыватель вируса ВИЧ Франсуаза Барре-Синусси.

Пока американец Тимоти Рэй Браун – единственный в мире человек, полностью избавившийся от вируса. В 2007 году у него обнаружили лейкемию. Для лечению нужна была пересадка стволовых клеток костного мозга. Врачи в Берлине нашли более двухсот подходящих доноров. В ходе их проверки на генетические мутации у одного из добровольцев обнаружили редкий тип белка. Люди с таким геном невосприимчивы к ВИЧ. Встретить носителя такого гена за пределами Европы невозможно.

“Тот путь, который я выбрал, был сложный, и мне повезло, что я выжил и я хорошо себя чувствую. В Берлине, [где я жил], можно не скрывать свой статус. Когда я работал в ресторане, я рассказал об этом своему начальнику и всем коллегам. Конечно, я не ходил по залу и кричал каждому: “привет, я ВИЧ-позитивный”, вряд ли бы это помогло. Когда я поправился, я решил стать голосом для всех. Я пытаюсь донести, что я не один и это возможно”, – говорит Тимоти Рэй Браун.

Темпы эпидемии ВИЧ растут только в Северной Африке, Восточной Европе и Центральной Азии, в других регионах мира число новых заболевших с каждым годом все меньше. При этом болезнь по-прежнему остается табуированной темой. А группам рискам не доступна базовая помощь.

“В Восточной Европе и центральной Азии самые низкие показатели по людям, успешно проходящим терапию и живущим с ВИЧ. Эти страны отстают даже от Африки и Азии. Все это, в том числе, из-за проблем дискриминации людей, принимающих наркотики, геев, бисексуалов, а также секс-работников”, – считает профессор университета Джанса Хопкинса, бывший президент Международного общества борьбы со СПИДом Крис Бейрер.

После принятия в Росии закона об “иностранных агентах”, зарубежным исследователям стало сложнее сотрудничать с российскими коллегами. Это политическая проблема, говорят участники конгресса. И, увы, далеко не единственная. 9-я международная конференция по борьбе со СПИДом прошла на фоне планов американского правительства сократить государственное финансирование программ борьбы с ВИЧ, сообщает

Давно и печально известна всему миру. Такого эффекта она добилась за счет своего системного воздействия на организм, тотального подавления иммунитета и развития тяжелых сопутствующих патологий. Кроме того, данное заболевание известно также и потому, что в настоящий момент не создано эффективного препарата от этой болезни. Многих людей интересует вопрос — когда победят ВИЧ?

Благодаря этому, во многих ведущих научных учреждениях мира ведутся исследования по созданию наиболее эффективного препарата против вируса ВИЧ. Как переломный в медицине может войти в историю 2016 год, когда ученые победят ВИЧ. Во многих научных журналах начали появляться первые сведения о том, что ученые победили ВИЧ. Правда ли это?

Тенденции исследований

Как победить ВИЧ-инфекцию? Над данным вопросом уже многие десятки лет бьются лучшие умы планеты. Создано огромное количество различных подходов, в лабораторных условиях дающие положительный ответ на вопрос: можно ли победить ВИЧ, ведь в теории, если разобраться, достаточно просто предотвратить попадание вируса в организм и подавить его деятельность. На практике же ответить на такой вопрос довольно тяжело, так как все лабораторные исследования проводятся в идеальных условиях, которые невозможно создать в человеческом организме.

Из-за сложности исследований и недоступности их для большинства людей в сети довольно часто можно встретить такой запрос: как победить ВИЧ-инфекцию народными средствами? К сожалению, ответ на данный вопрос — никак, ведь данное заболевание вызывает существенные нарушения работы организма, и без помощи науки, а также лекарственных препаратов предотвратить ее развитие крайне сложно.

Как же победить вирус ВИЧ? В настоящее время наиболее перспективными являются три направления лечения, каждое из которых может оказаться верным и наиболее эффективным. Если они докажут свою эффективность, то 2016 станет годом, когда мы победили ВИЧ.

Немецкие разработки

Довольно часто в сети можно встретить такую новость, что победа над ВИЧ-инфекцией уже близко, и это осуществимо благодаря работе ученых Гамбургского университета. Правда ли то, что немецким ученым удалось победить ВИЧ? Именно на основании их исследований был создан препарат Brec1, позволяющий добиться значительных успехов в лечении СПИДа и предотвратить размножение вируса в организме. Немецким ученым удалось победить вирус иммунодефицита человека при помощи данного лекарства.

Как показали лабораторные исследования, данный препарат проявляет активность именно против ретровируса. Исследование проводилось на крысах. Было доказано действие вируса на организм грызуна. После введения тестового препарата и последующего прохождения полноценного обследования, у зараженных животных не было выявлено ни одной вирусной частицы, что несомненно говорит об полном излечении.

В ближайшем будущем будут проведены исследования на добровольцах и только тогда станет известно, чья победа — ВИЧ или науки. Многие ученые уверены, что препарат подействует и у человека и, если будет хоть один положительный результат, значит немецкие ученые победили ВИЧ.

Исследования американского института иммунологии

Согласно научным разработкам американских ученых, перспективы полной победы над ВИЧ кроются во влиянии на обменные процессы клеток.

Крайне важным нутриентом, необходимым для питания и существования большинства клеток, является глюкоза. Вирус использует ее для построения собственных компонентов РНК (так как именно углевод является структурным составляющим аминокислот). Препятствуя его попаданию в пораженную вирусом клетку, вирус не может продолжать свою репликацию, и, соответственно, угнетать иммунную систему.

Необходимые исследования были проведены и получены следующие результаты — при блокировании гена PLD1 удавалось практически полностью перекрывать доступ глюкозы к клеткам. При этом активность вируса снижалась практически на 80 %. Однако в настоящее время неизвестно, как безопасно блокировать доступ глюкозы к конкретным клеткам. Именно из-за этой трудности, пока еще не получен необходимый препарат, который позволит навсегда забыть об иммунодефиците.

Благодаря этому, перспективы полной победы над ВИЧ в 2016 году кроются в прерывании клеточного питания зараженных вирусом клеток. Если ученым это удастся, то многие пациенты, страдающие от СПИДа и сопутствующих заболеваний, смогут навсегда забыть о данном недуге и “вздохнуть полной грудью”.

Если названные исследования на людях увенчаются успехом, то в 2016 году ВИЧ будет побежден — так считают многие известные ученые.

Исследования института Скриппса

Победа над ВИЧ в 2016 году может быть достигнута и благодаря стараниям ученых из американского института Скриппса. По мнению исследователей, основной упор следует делать на стимуляцию выработки антител, образующихся при иммунизации антигенами вируса иммунодефицита. Данные антитела получили кодовое название VRC1. Как считают исследователи, именно данные антитела способны подавить активность ретровируса, однако образуются они достаточно долго (кроме того, они могут синтезироваться только при наличии контакта между антигеном и определенными зародышевыми клетками), и чаще всего организм зараженного человека переходит в стадию иммунодефицита.

Скорая победа над ВИЧ близится, и главным оружием против вируса могут стать именно названные антитела. Главная сложность заключается в том, чтобы создать специфический иммуноген, который сможет вызвать образование необходимых антител и дать им вступить в необходимую иммунную реакцию.

Проблема исследований кроется в том, что для их проведения требуется масса как денежных, так и интеллектуальных средств. Если мировая экономика сможет поддержать эти исследования, то ВИЧ скоро победят, а 2016 год назовут годом победы над наиболее опасной инфекцией тысячелетий.

Есть немало лекарств, которые применяются для борьбы с ВИЧ. Но такого, чтобы позволяло излечиться от вируса иммунодефицита человека, пока, увы, не изобретено.

Чем сегодня лечат ВИЧ? Какие результаты дает лечение? Об этом мы побеседовали с Наталией Сизовой, кандидатом медицинских наук, заведующей поликлиническим инфекционным отделением городского Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями.

– Наталия Владимировна, многие годы ученые ищут препарат, который полностью излечит от ВИЧ, от СПИДа. Почему до сих пор не удалось придумать такое лекарство?

– Это связано с тем, что вирус встраивается в геном человеческой клетки, и выбить эту информацию о нем, записанную в геноме клетки, чрезвычайно сложно. Поэтому до сих пор такого радикального средства, которое бы полностью убрало вирус, к сожалению, нет.

Безусловно, поиск идет. Появляются новые идеи. Наверное, вы слышали про «берлинского пациента»? Есть люди, которые не заражаются ВИЧ. У них отсутствуют рецепторы CCR5, и вирусу некуда прикрепляться. «Берлинский пациент» лечился от ВИЧ, но заболел лейкемией. Потребовалась пересадка костного мозга, и ему подобрали такого донора, у которого не было рецепторов CCR5. Затем, после пересадки костного мозга, ВИЧ у «берлинского пациента» перестал определяться… Мысль ученых пошла в том направлении, что, может быть, можно искусственно создать мутацию CCR5 рецептора… Много разных идей существует. И я думаю, что человечество в конце концов решит эту проблему, найдет лекарство, которое победит ВИЧ. Вопрос времени…

– Чудо-вакцины нет, но, тем не менее, ВИЧ-положительные люди могут вести нормальный образ жизни. Благодаря каким лекарствам, какому лечению?

– Поворотный год в лечение ВИЧ — 1996-й. Именно тогда появились антиретровирусные препараты, так называемые ингибиторы протеазы. И началось применение высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). Если раньше говорили, что ВИЧ — это заболевание, которое обязательно приведет к смерти, то сегодня это — хроническая управляемая инфекция. То есть имея в руках антиретровирусные препараты, мы можем сделать так, что вирус перестает размножаться в организме (он как бы «засыпает»). Благодаря этому у человека восстанавливается иммунитет (потому что вирус не поражает новые клетки иммунной системы, которые ежедневно вырабатываются в организме). И если до появления антиретровирусной терапии средняя продолжительность жизни ВИЧ-положительного составляла где-то 11 лет с момента инфицирования, то сейчас пациент с ВИЧ может прожить столько, сколько в среднем живет обычный человек.

У нас в Санкт-Петербурге есть пациенты, диагноз которым поставили в 1987 году. Столько лет эти люди прожили с ВИЧ-инфекцией, и надо учесть, что в самом начале не было антриретровирусных препаратов. А когда они появились, то были более тяжелые, более токсичные, чем сегодня… Тем не менее, люди живут. На моей памяти много пациентов, которые вырастили своих детей, стали бабушками, дедушками.

– Чтобы так долго жить, какие правила надо соблюдать?

– Есть люди, которым поставили диагноз, к примеру, в 2000 году, а они после этого не наблюдались у врачей. И сегодня они обращаются к нам уже в очень тяжелом состоянии, некоторым мы даже не успеваем помочь. Чудес не бывает. Самое главное для человека, которому поставлен диагноз ВИЧ — обязательно наблюдаться и своевременно лечиться, принимать антиретровирусную терапию. Сейчас большинство медиков склоняются к тому, что терапию надо начинать как можно раньше. Потому что мы знаем и на собственном опыте, и по зарубежной научной информации, что чем дольше человек ходит с иммунодефицитом (хотя он себя, может, неплохо чувствует), тем быстрее у него развивается ВИЧ-инфекция, и не исключено, что у него впоследствии появятся другие болячки, например, онкология…

– «Как можно раньше» — это когда?

– Очень важно, чтобы человек обследовался на ВИЧ, особенно если у него есть какие-то к тому показания: клинические или эпидемиологические. Например, если у него были не защищенные половые контакты. Иллюзия, что вирус поражает группу риска.

К нам всё чаще становятся на учет социально адаптированные люди, вполне благополучные. Потому что сейчас начинает превалировать половой путь передачи ВИЧ-инфекции.

Когда мы принимаем решение о начале антиретровирусной терапии, мы смотрим прежде всего на самочувствие пациента. Если человек начинает себя плохо чувствовать, у него есть какие-то клинические проявления (даже если анализы хорошие), то мы ему предлагаем начать терапию. Другой вариант: пациент чувствует себя хорошо. Главными маркерами прогрессирования заболевания являются два анализа: анализ на иммунитет (начинаем предлагать терапию, когда CD-лимфоциты в клетках снижаются ниже 350; раньше планка была 200) и такой показатель, как вирусная нагрузка (это количество вирусов в миллилитре крови). Чем выше вирусная нагрузка, тем быстрее заболевание прогрессирует. И чем выше вирусная нагрузка, тем более человек заразен. Мы предлагаем пациенту начать терапию, если вирусная нагрузка превышает 100 тысяч. Это помогает остановить быстрое прогрессирование заболевания и снизить заразность человека. Как бы там ни было, если у человека есть постоянный половой партнер и высокая вирусная нагрузка, ему обязательно нужно начинать терапию. Это не только сохранит здоровье ВИЧ-положительному, но и убережет от ВИЧ его партнера.

– Говорят, что у антиретровирусных препаратов немало побочных эффектов. Насколько они опасны и в каких случаях?

– Конечно, антиретровирусные препараты — не карамельки… Побочные эффекты можно разделить на ранние и поздние. Ранние возникают в течение первых шести недель приема препаратов. Эти побочные эффекты, как правило, тоже делятся на два вида: те, которые надо переждать, и они пройдут (например, тошнота — первый месяц тошнит, потом проходит; бывает аллергическая сыпь, которая тоже со временем проходит), и тяжелые — когда препарат не подходит человеку. Причем, зачастую побочные эффекты генетически запрограммированы. Например, у некоторых пациентов есть реакция гиперчувствительности на абакавир… Это ранние побочные эффекты. Здесь правило такое: ни в коем случае в начале терапии не отрываться от доктора, никуда не уезжать, чтобы доктор держал, что называется, руку на пульсе. Он сразу определит, не угрожают ли эти побочные эффекты жизни. Тогда можно будет успокоить больного, переждать эти эффекты.

Если же побочные эффекты жизнеугрожающие (например, у пациента резко снижается гемоглобин в крови), то тогда надо менять препараты.

Что касается поздних побочных действий… Здесь тоже самое главное — хорошо наблюдаться. Человек должен вовремя сдавать анализы, инструментально обследоваться. Доктор увидит и предупредит эти побочные действия, поменяет схему приема препаратов.

В любом случае, когда мне люди говорят, что лекарства вредны… Понимаете, мы из двух зол выбираем меньшее. Ничего страшнее вируса нет.

– Наталия Владимировна, а если не принимать терапию, пустить болезнь, как говорится, на самотек…

– Тогда заболевание будет прогрессировать. 80% больных, не принимающих терапию, живут в среднем 11 лет. Где-то 15% могут прожить больше. А есть пациенты, которые «сгорают» буквально за 3 года с момента инфицирования… Длительность заболевания зависит как от агрессивности вируса, так и от самого человека. Если человек заражается от партнера, который находился в стадии СПИДа, заболевание может протекать быстро… Или взять возраст. У людей старшего поколения уже есть естественный возрастной иммунодефицит, а тут они еще вирус получают… Либо у человека, предположим, сопутствующая патология, плюс он получает вирус. Конечно, в таких случаях болезнь начинает прогрессировать. И если не лечиться, то у 99% людей заболевание переходит в стадию СПИДа, когда по сути иммунитет отсутствует…

К сожалению, наши люди… Они полечились немного, у них стало все хорошо (то есть им кажется, что все хорошо) — и они бросают терапию. А в результате все моментально скатывается на прежние позиции. Поэтому мы постоянно объясняет нашим пациентам: надо лечиться, от этого никуда не денешься. И только тогда вы будете жить долго, активно, практически так, как живут здоровые люди.

Чуму 20 века почти что побеждают суперантитела

Человеческие антитела широкого спектра действия против ВИЧ снижают концентрацию вируса в крови до неразличимого уровня. Такой эффект наука наблюдает впервые — правда, пока только в опытах на обезьянах.

Больные СПИДом имеют пока только одну надежду — антиретровирусную терапию, которая основана на препаратах, препятствующих размножению ВИЧ. Геном этого вируса записан в РНК, поэтому после попадания в клетку он с помощью фермента ревертазы (обратной транскриптазы) делает копию ДНК на шаблоне собственной РНК. Потом с этой ДНК собственные белки клетки начинают штамповать вирусную РНК. Если, скажем, подавить работу обратной транскриптазы вируса, то он не сможет размножаться.

Однако даже коктейли антиретровирусных препаратов помогают лишь перевести болезнь из острой фазы в хроническую. Такая терапия ничего не может сделать с вирусом, который плавает в крови или находится в клетке в спящем состоянии. Поэтому исследователи ищут способ избавления от самого вируса, а не просто подавления его способности к размножению. (К слову, обычная антиВИЧ-терапия теоретически позволяет избавиться от вируса, но лишь при особых условиях, и такие случаи, увы, единичны.)

Но когда речь заходит о том, чтобы полностью изгнать ВИЧ, то все соглашаются, что лучше антител тут инструмента не найти. С одной стороны, здесь всё просто, достаточно найти иммуноглобулины, которые узнавали бы белок вирусной оболочки, связывались бы с ним и сигнализировали иммунным клеткам-убийцам о том, что этот комплекс нужно уничтожить. Проблема, однако, в том, что ВИЧ обладает колоссальной изменчивостью, и антитела обычно ловят только некую долю вирусных частиц, ибо тот же самый белок у них наделён рядом отличий, благодаря которым антитела его не видят.

Но наш иммунитет всё же способен справиться с таким разнообразием вируса, создавая антитела широкого спектра действия. То, что иммунитет может вырабатывать иммуноглобулины, распознающие более 90% разновидностей ВИЧ, учёные обнаружили в 2010 году, и это открытие, разумеется, вселило во всех надежду, что СПИД вот-вот падёт. Но со временем выяснилось, что такие антитела возникают редко и через огромный промежуток времени, к тому же исключительно в ответ на настоящую инфекцию — то есть спровоцировать их синтез с помощью вакцины из убитого патогена не получится.

Между тем учёные продолжили работать с подобными антителами. И не так давно удалось обнаружить универсальные антитела, которые появляются гораздо раньше и выглядят проще, чем те, что наблюдались до этого, — правда, и универсальность их оказалась пониже. Но обязательно ли заставлять сам иммунитет вырабатывать такие антитела? Как показали эксперименты двух исследовательских групп — из Медицинского центра дьяконицы Бет Израэль и Национального института аллергии и инфекционных болезней (оба — США), — иммуноглобулины широкого спектра действия, просто введённые в кровь, эффективно понижают уровень ВИЧ.

Группы Дана Баруха и Малкольма Мартина экспериментировали с обезьянами: резусов заражали гибридным обезьянье-человеческим ВИЧ, который размножался в макаках, но выглядел похожим на человеческий вирус. Оружием против него послужили антитела широкого спектра действия, полученные от пациентов со СПИДом.

Барух и его коллеги использовали коктейль из трёх видов антител, и в течение недели уровень вируса упал настолько, что его нельзя было обнаружить. Похожий результат был и тогда, когда вместо смеси иммуноглобулинов применяли только один их вид. После того как содержание таких антител в крови начало снижаться, концентрация вируса снова поднялась, однако у некоторых обезьян она по-прежнему оставалась неразличимо низкой даже без ведения дополнительных порций антител.

В работе Мартина и его коллег речь идёт примерно о том же, только тут исследователи использовали иные разновидности антител против ВИЧ. И вновь концентрация вируса падала у макак в течение семи дней до неразличимого (ещё раз: неразличимого!) уровня и оставалась такой на протяжении 56 дней, пока антитела сами не начинали исчезать. Дальше всё зависело от того, сколько вируса было у обезьян изначально: если мало, то после исчезновения антител вирус оставался под контролем собственного иммунитета животных, если же его изначально было много, то уровень начинал расти.

Как подчёркивают исследователи, вирус исчезал как из крови, так и из других тканей, и никакой устойчивости к вводимым антителам у него не появлялось. (Правда, было одно исключение: когда во втором исследовании вводили лишь одно антитело, и подопытной была макака с 3-летним опытом сожительства с вирусом, у неё возникал устойчивый вирусный штамм.)

В двух случаях учёные не слишком долго обрабатывали вирус человеческими антителами, так как боялись, что иммунная система обезьян начнёт возмущаться против чужеродных иммунных белков, и, возможно, в этом и была причина того, что в большинстве случаев вирус восстанавливался. То есть пока неясно, можно ли сделать этот эффект «долгоиграющим». Всё это выяснится только после клинических испытаний; что же до описанных выше результатов, то воодушевление исследователей понять можно — впервые в живом организме удалось так сильно снизить уровень виремии.

Авторы работ полагают, что антитела нужно соединить с обычными антиВИЧ-лекарствами: это снизит стоимость лечения, и, скорее всего, повысит его эффективность — если к антителам добавить также вещества, препятствующие размножению вируса в клетке.

Источники:

Тридцать лет назад 5 июня 1981 года Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) объявил о диагностировании очень странной формы пневмонии среди гомосексуалистов, сопровождавшейся в отдельных случаях саркомой Káпоши, характерной для людей с ослабленной иммунной системой. Через год эту болезнь назвали СПИДом.

Или синдромом приобретенного иммунодефицита, а вирус, ее вызывающий — вирусом иммунодефицита (ВИЧ). Патогенный вирус с тех пор стал распространяться среди людей так же быстро, как страх им заразиться.

Через 30 лет можно подвести печальные итоги его «деятельности». Тридцать миллионов человек в мире скончались и около 33 миллионов сегодня являются носителями или больны. «Сначала мы все отрицали, думали, что все утрясется само по себе, затем запаниковали и стали сомневаться, справимся ли с ситуацией. А в последние годы мы скатились в самолюбование», так резюмирует 30 лет «жизни» человечества со СПИДом Джеймс Каррен (James Curran,) один из тех, кто диагностировал первые случаи в CDC.

В 1983 году группа французских исследователей определила, что вирус ВИЧ передается только через кровь, выделения половых органов, грудное молоко, он поражает иммунную систему и сопровождается туберкулезом или пневмонией. Вплоть до 1996 года болезнь была смертельной. Реальный поворот в лечении произошел в 1996 году с появлением высокоактивной антивирусной терапии AZT. В настоящее время, по крайней мере в развитых странах, ВИЧ-инфицированный может вести нормальный образ жизни, и табу и предрассудки начинают разрушаться, правда не в России. У матерей, с вирусом появилась возможность ть здоровых детей. А лечение, если его соблюдать гарантирует на 96 %, что вирус не передастся половым путем.

Кроме этого человечество стало осмысленно предохраняться, были изобретены одноразовые шприцы и другие одноразовые инструменты, а медики переосмыслили систему безопасности, особенно при переливании крови. Кроме того борьба с вирусом ВИЧ дала большой толчок в развитии вирусологии. Был сделан огромный шаг в разработке новых методов лечения вирусных ов В и С, и выделены другие типы а.

Однако, несмотря на то, что удалось болезнь из смертельной перевести в хроническую, прогноз специалистов неутешителен. СПИД стал меньше убивать, но имеет тенденцию к распространению. По данным ООН ежедневно в мире около 7000 человек заражаются вирусом ВИЧ, и только один из трех (а по отдельным данным один из пяти) имеет доступ к лекарствам. Еще хуже относительная статистика — на каждые два проходящих терапию,

заражаются пять. Кроме того, по данным ООН, около половины серопозитивных не знают об этом. В некоторых странах вообще положение катастрофическое, в Африке южнее Сахары, количество серопозитивных составляет от 12 до 25 населения, и это в основном женщины.

Сначала думали, что вирусом заражаются только гомосексуалисты и наркоманы, однако сегодня, в группе риска не столько они (которые все время начеку), а семейные пары, которые не предохраняются, поскольку доверяют друг другу. С социальной точки зрения ВИЧ инфекцию и СПИД в мире недооценивают, люди свыклись с болезнью, считают ее редким заболеванием и предпочитают игнорировать. Как и 30 лет назад — это постыдная болезнь, о которой не принято говорить.

С точки зрения науки остается решить две важные задачи. Во-первых, создать вакцину, и, во-вторых, эффективное лечение. Оценки перспектив очень противоречивы- от нулевых до оптимистичных. В прессе то и дело появляются сообщения о создании вакцины, сообщается, что она проходит тестирование, и скоро спекуляции стихают. Дело в том, что традиционные модели вакцины и лечения не действуют, поскольку вирус интегрируется с генетическим материалом в клетках инфицированного человека. Необходимо генетическое вмешательство, чтобы заставить вирус замолчать. Об этом говорит недавний случай пересадки костного мозга от человека имеющему модифицированный ген CCR5-Δ32, устойчивый к СПИДу человеку со СПИДом и болевшим ом. Лейкоз не прошел, но от СПИДа пациент избавился. Известно, что около 1% представителей белой расы, имеет мутацию гена CCR5-Δ32, которая делает практически невозможным их заражение вирусом ВИЧ. Эта мутация приводит к тому, что клетки человека (в том числе, и иммунной системы) перестают нести на своей поверхности рецепторный белок CCR5, который используется вирусом ВИЧ для инфицирования. Остается создать генно-инженерную технику по искусственному «выключению» синтеза этого белка. Пока результата нет.

Многие врачи надеются лишь на создание более эффективных препаратов традиционной терапии, которые можно было бы принимать не несколько раз в неделю, а хотя бы четыре раза в месяц. И это, по их мнению, было бы прорывом. Самые пессимистические прогнозы говорят о том, что человечество никогда не найдет эффективное лекарство от СПИДа, поскольку навсегда потеряло иммунитет. Эти ученые во главу угла ставят развитие профилактики и доступности лечения. Если прогресса в области профилактики не будет достигнуто, то в 2030 в мире году будет 60 миллионов инфицированных, полагает Вилли Розенбаум из той самой французской группы 1983 года. Он полагает, что эпидемия не под контролем и главная задача — добиться поголовного тестирования и доступа к лекарствам.

В России количество ВИЧ инфицированных составляет около 600 тысяч человек, а реально, по крайней мере, в два раза больше. По данным Минздравсоцразвития, в 2010 году по сравнению с 2009 их количество возросло на 42%. В некоторых регионах их число достигло 1% населения. Продолжает резко расти число зараженных ВИЧ среди беременных женщин и детей. Наибольшее распространение наблюдается в регионах с высоким уровнем доходов населения — Самарской, Иркутской, Свердловской, Челябинской, Кемеровской, Ленинградской, Московской областях.

Средний возраст умерших ВИЧ-инфицированных россиян составляет 32,3 года. При этом число смертей, связанных с ВИЧ-инфекцией, непрерывно увеличивается: в 2007 году в РФ скончались 11 159 пациентов с ВИЧ, в 2008 — 12 759, в 2009 — 13990. Из успешных действий министерства надо признать наличие развитой и доступной базы тестирования и фиксацию цен на основные лекарства, которые, тем не менее, не новейшие и поэтому очень токсичны.

 

Возможно, будет полезно почитать:

 



Источник: www.donmp.ru


Добавить комментарий